//За незаконные разрешения должно расплачиваться государство, а не граждане, которым их выдавали

За незаконные разрешения должно расплачиваться государство, а не граждане, которым их выдавали

Должен ли гражданин, получивший разрешение на строительство, учитывать возможные изменения в толковании закона в будущем? И кто обязан возместить убытки, если нужно будет снести здания? С этими вопросами разбирался Европейский суд по правам человека.

Строительство как реконструкция

Супружеская пара из Литвы в 2003 году купила почти 0,5 га лесных угодий и решила построить на этом участке дачный домик.

В 2005 году Донатас Тумелис подал заявку на разрешение на строительство, исходя из установленного судом юридического факта, что ранее на этом участке размещались хозяйственные постройки. И хотя жилой дом располагался за пределами приобретенного участка, суд решил: строительство дачи и хозпостройки можно рассматривать как реконструкцию, что не запрещено лесным кодексом. Представитель отдела охраны окружающей среды против этого не возражал.

Муниципальная власть выдала разрешение на строительство, и к 2007 году летний дом был возведен и зарегистрирован как завершен на 97%. Однако через 4 года поступила жалоба о незаконном строительстве, и прокуратура инициировала судебное разбирательство об аннулировании разрешения на строительство и, соответственно, о сносе сооружений.

Суд первой инстанции поддержал супругов, но апелляционный суд встал на сторону прокурора. Заявители, муниципалитет, который выдавал разрешение, и местный отдел охраны окружающей среды подали апелляцию по вопросам права в Верховный суд страны. Однако и там не нашли понимания. Наконец принудительное исполнение решения о сносе было приостановлено до рассмотрения заявления супругов Тумелисив в Страсбурге.

В решении по делу «Tumeliai v. Lithuania» от 9.01.2017 ЕСПЧ отметил, что «риск, связанный с ошибкой, допущенный государственным органом, должно нести само государство». Суд не согласился с доводами правительства, заявители должны были подозревать, что разрешение на строительство было «неустойчивым». Ведь власти, которые выдали заявителям разрешение на строительство, и органы, которые зарегистрировали здание, не вспоминали о постановлении Конституционного суда, в котором констатировалось, что возведение зданий на землях леса, не связанных с лесным хозяйством, не допускается в принципе.

Более того, вместо попыток отменить разрешение на строительство, дом зарегистрировали в соответствующих органах почти через год после вынесения постановления КС Литвы. Нет в деле и каких-либо сведений о том, что заявители «способствовали» получению незаконного разрешения.

Поэтому ЕСПЧ пришел к выводу: поскольку власти подтвердили, что дом может быть возведен, у заявителей не было достаточных оснований сомневаться в законности такого решения и они имели право рассчитывать на то, что оно в будущем не будет объявлено неправомерным.

Примечательно, что даже национальный суд отклонил просьбу судебного пристава разъяснить порядок исполнения решения о сносе зданий. Ведь, как отметил ЕСПЧ, необходимо было установить степень ответственности органов власти и заявителей, а также распределить расходы на снос между владельцами сооружений, муниципалитетом и органом охраны окружающей среды.

Все эти соображения позволили Суду сделать вывод, что иск прокурора не отвечает законной цели, а значит, была нарушена ст.1 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Возмещение убытков

Правда, супружеская пара не смогла добиться от ЕСПЧ компенсации за свои сооружения, которые, вероятно, все же будут снесены. Свои расходы на строительство они оценили более чем в € 255 тыс. В Страсбурге решили, что этот вопрос должны рассмотреть национальные суды, и ограничились тем, что обязали государство заплатить супругам € 2000 морального вреда и € 1000 расходов.

По сути, толкования ЕСПЧ ст.1 протокола сводится к тому, что иски прокуратуры об отмене разрешений на строительство (как и другие жалобы, связанные с лишением права собственности) должны сопровождаться предложениями о возмещении материального ущерба за счет органа, который такие решения принимал. Ведь именно государство в лице соответствующих субъектов прежде всего несет ответственность (и риск дальнейшей компенсации) за незаконные разрешения, а не граждане, которым они давались. Разумеется, если речь не идет о криминале.

Автор: Василий Колишный