//Лишит ли ЕС Украину безвиза

Лишит ли ЕС Украину безвиза

Создание антикоррупционного суда и конфликт между НАБУ и Генпрокуратурой – эти вопросы интересуют евродупатов, которые сейчас находятся в Киеве. DW пообщалась с евродепутаткой от политической группы “Зеленых” Ребеккой Хармс.

Пробуксовка борьбы с коррупцией в Украине много кого разочаровывает, в том числе и в Европейском Союзе. Евродепутаты решили из первых рук узнать о деталях громкого конфликта между Национальным антикоррупционным бюро Украины (НАБУ) и Генпрокуратурой, который вспыхнул в конце ноября прошлого года, разобраться, почему тормозится проверка электронных деклараций украинских чиновников и когда в Украине появится антикоррупционный суд. О своих ожиданиях от неформального общения с украинскими политиками в Киеве и взгляд на ход антикоррупционной реформы в стране в интервью DW рассказала евродепутат от политической группы “Зеленых” Ребекка Хармс.

Deutsche Welle: Госпожа Хармс, какой месседж вы привезли депутатам Верховной Рады?

Сегодня со своими коллегами из Европарламента, которые примут участие в переговорах в Киеве, мы хотим четко объяснить, что именно должно быть сделано, чтобы в Украине заработал эффективный антикоррупционный суд и как мы оцениваем заключение Венецианской комиссии по этому поводу. Мы также хотим встретиться с генеральным прокурором и главой НАБУ. Это не наша задача судить о работе этих институтов, но мы хотим, чтобы все поняли, что мы являемся надежными друзьями, которые поддерживают всех тех в Украине, кто борется с коррупцией.

По вашему мнению, находится сейчас борьба с коррупцией в Украине под угрозой?

Между членами Европарламента и депутатами Верховной Рады и представителями украинского правительства продолжается постоянный обмен мнениями относительно имплементации Соглашения об ассоциации. Это огромный проект, в рамках которого должно быть подготовлено и имплементировано много законов. Это, по моему мнению, командный вызов. Европейцы не могут изменить Украину к лучшему, но они могут в дружественный способ помочь украинским коллегам это сделать.

В последние месяцы прошлого года борьба с коррупцией в Украине горячо обсуждалась в Европарламенте. Я убеждена, что Украина здесь достигла уже очень много. Ведь на протяжении последних лет процесс борьбы с коррупцией длился непрерывно, подкреплен принятием законов и волей простых людей и политиков изменить Украину. Новая полиция, реформы энергетического рынка, системы здравоохранения, даже реформа образования играет свою роль в борьбе с коррупцией. Я подчеркиваю это потому, что даже те законы, которые прямо не связаны с антикоррупционной реформой, важные для преодоления коррупции, ибо ведут к системным изменениям, которые важны для всех сфер общественных институтов и гражданских служб. Поэтому несомненный прогресс в этой реформе, что длится, есть, но она неизбежно встречается с вызовами. Украина – не единственная страна в Европе, которая имеет проблему коррупции, но Украина – одна из тех стран, в которой мы действительно видим, что люди работают не только в гражданском обществе, но и в законодательном процессе, чтобы выйти из этой ситуации.

Согласно новому механизму приостановления действия безвизового режима ЕС с третьими странами, Украина может потерять безвиз, если власть будет тормозить процесс реформ, в частности борьбы с коррупцией. Насколько реальна сейчас есть такая возможность?

Мне жаль, что ЕС приостановил выплату макрофинансовой помощи Украине 600 миллионов евро из-за проблемы в процессе реформ и невыполнения условий, по поводу которых мы достигли договоренностей. Потому что Украине нужны деньги и финансовая поддержка, я вижу это и слышу от людей. Я считаю это хоть и печальным, но необходимым шагом ЕС. Я надеюсь, что на следующий период макрофинансовой помощи Украина выполнит все необходимые требования. Относительно безвизового режима, то действительно его функционирование предполагает выполнение некоторых условий, которые связаны с борьбой с коррупцией и определенными реформами. Но я очень надеюсь, что того, чего мы достигли как свободы для украинцев в ЕС, мы касаться не будем.

Имеете ли Вы свою мысль о том, что именно произошло между НАБУ и Генпрокуратурой?

Я буду говорить об этом сегодня с господами Сытником и Луценко. Я думаю, что эти два органа имеют разные задачи, они должны всегда следовать правилам и не соревноваться между собой. Для Евросоюза является вполне очевидным, что НАБУ – это величайшее достижение, которое обеспечит лучшее развитие Украины. Исходя из своего опыта в работе с подобной институцией Румынии, могу утверждать, что она может гарантировать успех в борьбе с коррупцией. Поэтому в течение последнего месяца мы дали четко понять, что Европарламент поддерживает НАБУ как независимую структуру и также лично господина Сытника.

Последние опросы общественного мнению показывают, что разочарование украинцев результатам антикоррупционной борьбы растет. Что вы бы посоветовали им?

Я могу понять разочарование. Но настоящих изменений достичь не просто. По моему мнению, главный вызов здесь – это реальная независимость институтов. Нам нужны не только независимые антикоррупционные институции или антикоррупционный суд, нам нужны гарантии, что во всех публичных службах и судебной системе будут работать люди с чистыми руками и что государственные закупки будут осуществляться надлежащим образом. Но это не то, что может случиться за один год. И никогда не случалось так быстро в одной из стран, которые имели такие же проблемы. Это требует времени. Но я вижу, что Украина движется по правильному пути в правильном направлении.