//ВСУ сделал вывод, когда спор рассматривает третейский суд

ВСУ сделал вывод, когда спор рассматривает третейский суд

Если договор поручительства содержит третейское предостережение, то спор между банком и поручителем подведомственный третейскому суду. Такой вывод сделал ВСУ в постановлении №752 / 9072/16-ц.

Верховный Суд Украины

именем Украины

Постановление

15 ноября 2017 Киев №752 / 9072/16-ц

Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины в

составе:председательствующего – ОХРИМЧУК Л.И.,

судей: ГУМЕНЮКА В.И., РОМАНЮКА Я.М., Симоненко В.Н.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению публичного акционерного общества «Сбербанк» о выдаче исполнительного листа на исполнение решения Постоянно действующего третейского суда при Всеукраинской общественной организации «Союз инвесторов Украины» в деле по иску ОАО «Сбербанк» к Лицу 5, третье лицо – частное предприятие Фирма «Фармацея» о взыскании задолженности по кредитному договору, по заявлению ОАО «Сбербанк» о пересмотре Верховным Судом Украины постановления коллегии судей судебной палаты по гражданским делам Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 12.04.2017, постановления Апелляционного суда г. Киева от 2.11.2016 и определения Голосеевского районного суда г.. Киева от 26.09.2016,

Установил:

В июне 2016 ПАО «Сбербанк» обратилось в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на исполнение решения Постоянно действующего третейского суда при Всеукраинской общественной организации «Союз инвесторов Украины» в деле по иску ОАО «Сбербанк» к Лицу 5, третье лицо – частное предприятие Фирма «Фармацея» о взыскании суммы задолженности по кредитному договору.

ОАО «Сбербанк» отмечало, что постоянно действующий третейский суд при Всеукраинской общественной организации «Союз инвесторов Украины» решением от 22.02.2016 взыскал с лица 5 (поручителя по кредитному договору от 24.10.2013) в пользу банка 5851308 грн. задолженность по указанному кредитному договору и расходы по уплате третейского сбора.

Ссылаясь на изложенное, банк просил выдать исполнительный лист на принудительное исполнение этого решения.

Голосеевский районный суд Киева постановлением от 26.09.2016, оставленным без изменений постановлением Апелляционного суда Киева от 2.11.2016, в удовлетворении заявления ОАО «Сбербанк» отказал.

Коллегия судей судебной палаты по гражданским делам ВСС постановлением от 12.04.2017 решение судов первой и апелляционной инстанций оставил без изменений.

В заявлении о пересмотре ВСУ постановления коллегии судей судебной палаты по гражданским делам ВСС от 12.04.2017, постановления Апелляционного суда г. Киева от 2.11.2016 и определения Голосеевского районного суда г. Киева от 26.09.2016 ОАО «Сбербанк» просит отменить указанные судебные решения и принять новое решение об удовлетворении его заявления о выдаче исполнительного листа из предусмотренных пп.1, 4 ч.1 ст.355 Гражданского процессуального кодекса основании неодинакового применения судом кассационной инстанции ст.5, п.14 ч.1 ст.6 закона «О третейских судах» , что повлекло принятие разных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях, и несоответствия указанного решения суда кассационной инстанции изложенным в постановлениях ВСУ выводам относительно применения в подобных правоотношениях указанных норм материального права.

В обоснование заявления ОАО «Сбербанк» предоставило копии постановлений коллегии судей судебной палаты по гражданским делам ВСС от 13.06.2016, 11.11.2015 и постановления ВСУ от 27.04 и 24.05.2017.

Заслушав судью-докладчика, представителя ОАО «Сбербанк», проверив приведенные в заявлении банка доводы, Судебная палата по гражданским делам ВСУ пришла к выводу о том, что заявление подлежит удовлетворению, учитывая следующее.

По положениям пп.1, 4 ч.1 ст.355 ГПК, основаниями для подачи заявления о пересмотре судебных решений по гражданским делам являются:

неодинаковое применение судом (судами) кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, повлекшее принятие разных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях;

несоответствие решения суда кассационной инстанции изложенному в постановлении ВСУ выводу о применении в подобных правоотношениях норм материального права.

Согласно ч.1 ст.3604 ГПК суд удовлетворяет заявление о пересмотре судебных решений при наличии одного из оснований, предусмотренных ч.1 ст.355 этого кодекса.

В деле, которое пересматривается, суды установили, что 24.10.2013 между ОАО «Дочерний банк Сбербанка России», правопреемником которого является ОАО «Сбербанк» и Лицом 5 заключен договор поручительства с последующим внесением в него изменений, согласно которым последняя приняла на себя обязательство отвечать за исполнение ООО «Фармацея» кредитного договора от 24.10.2013 со всеми изменениями и дополнениями к нему.

Постоянно действующий третейский суд при Всеукраинской общественной организации «Союз инвесторов Украины» решением от 22.02.2016 по делу по иску ОАО «Сбербанк» к Лицу 5 (поручителя по кредитному договору от 24.10.2013), третье лицо ООО «Фармацея», исковые требования ОАО «Сбербанк» удовлетворил: взыскал с лица 5 в пользу банка 5851308,70 грн. задолженности по указанному кредитному договору, а также расходы по уплате третейского сбора.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявления ОАО «Сбербанк», суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, считал, что на основании положений п.14 ч.1 ст.6 закона «О третейских судах», гл. 2 “Заключительные и переходные положения» закона «О внесении изменения в статью 6 Закона Украины «О третейских судах» относительно подведомственности дел в сфере защиты прав потребителей третейским судам» от 3.02.2011 №2983-V и дело не подведомственно третейскому суду, поскольку оспариваемое решение третейского суда принято после внесений изменений в закон «О защите прав потребителей», а спор возник в связи с взысканием задолженности по потребительскому кредиту.

Вместе с тем в постановлениях коллегии судей судебной палаты по гражданским делам ВСС от 11.11.2015 и 13.06.2016, предоставляемых заявителем для сравнения, суд кассационной инстанции указал на то, что поручитель не является потребителем услуг банка в понимании п.22 ст.1 закона «О защите прав потребителей», поэтому споры между банком и поручителем о взыскании задолженности по кредитному договору, в котором предусмотрено третейская оговорка, подведомственный третейскому суду.

В предоставленных для сравнения постановлениях ВСУ от 27.04 и 24.05.2017 содержится вывод о том, что поручительство является способом обеспечения обязательств должника перед кредитором и имеет производную правовую природу от правоотношений, возникающих из кредитного договора. Поручитель, по содержанию договора поручительства, не является потребителем услуг банка по кредитованию, а, наоборот, является лицом, своей ответственностью обеспечивает ответственность должника в договоре потребительского кредита, то есть потребителя. Договор поручительства не является договором на приобретение, заказ, использования продукции для личных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, исполнением долга наемного работника, или договором о намерении осуществить такие действия.

Итак, поручитель не может рассматриваться в договоре поручительства как потребитель услуг банка, а потому в этих правоотношениях на него не распространяется действие закона «О защите прав потребителей». Таким образом, поскольку в деле, просматриваемой договор поручительства содержит третейская оговорка, то спор между банком и поручителем о взыскании задолженности по договору потребительского кредита, о выполнении обязательств по которым последний поручился, подведомственный третейскому суду. Итак, существует неодинаковое применение судом кассационной инстанции ст.5, п.14 ч.1 ст.6 закона «О третейских судах» в подобных правоотношениях и несоответствие решения суда кассационной инстанции, пересматривается, изложенному в постановлениях ВСУ выводу о применении этих норм материального права в подобных правоотношениях.

Решая вопрос об устранении расхождений в применении указанных норм материального права, Судебная палата по гражданским делам ВСУ выходит из такого.

Одним из способов защиты прав субъектов гражданских правоотношений является обращение к третейским судам, что предусмотрено ст.17 ГПК.

Согласно ч.2 ст.1 закона «О третейских судах» в третейский суд по соглашению сторон может быть передан любой спор, возникающий из гражданских, хозяйственных правоотношений, кроме случаев, предусмотренных законом.

Согласно п.14 ч.1 ст.6 закона «О третейских судах» (ч.1 этой статьи дополнен п.14 согласно закону №2983-VI) третейских судах в порядке, предусмотренном настоящим законом, могут рассматривать любые дела, возникающих из гражданских и хозяйственных правоотношений, за исключением, в частности, дел по спорам о защите прав потребителей, в том числе потребителей услуг банка (кредитного союза).

Потребителем, права которого защищаются на основании закона «О защите прав потребителей», является только гражданин (физическое лицо), приобретает, заказывает, использует или намеревается приобрести или заказать товары (работы, услуги) для собственных бытовых нужд. Этот закон регулирует отношения потребителя с предприятием, учреждением, организацией или гражданином-предпринимателем, производящих и продают товары, выполняют работы и оказывают услуги, независимо от форм собственности и организационных форм предпринимательства.

В деле, которое пересматривается, постоянно действующий третейский суд при Всеукраинской общественной организации «Союз инвесторов Украины» принял решение о взыскании кредитной задолженности с поручителя, который поручился за выполнение обязательств по кредитному договору.

Поручительство является способом обеспечения обязательств должника перед кредитором и имеет производную правовую природу от правоотношений, возникающих из кредитного договора.

Поручитель, по содержанию договора поручительства, не является потребителем услуг банка по кредитованию, а, наоборот, является лицом, своей ответственностью обеспечивает ответственность должника в договоре потребительского кредита, то есть потребителя.

Договор поручительства не является договором на приобретение, заказ, использования продукции для личных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, исполнением долга наемного работника, или договором о намерении осуществить такие действия.

Итак, поручитель не может рассматриваться в договоре поручительства как потребитель услуг банка, а потому в этих правоотношениях на него не распространяется действие закона «О защите прав потребителей».

Такой по сути правовой вывод содержится и в судебных решениях, предоставляемых заявителем для сравнения.

Таким образом, поскольку в деле, просматриваемый договор поручительства содержит третейская оговорка, то спор между банком и поручителем о взыскании задолженности по кредитному договору, о выполнении обязательств по которым последний поручился, подведомственный третейскому суду, следовательно, решение третейского суда принято в пределах его полномочий.

При таких обстоятельствах суды по делу, которое пересматривается, пришли к ошибочному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявления ОАО «Сбербанк» о выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда, неправильно применив нормы ст.5, п.14 ч.1 ст.6 закона «О третейских судах», что привело к неправильному решению дела, а это в соответствии с ст.3604 ГПК является основанием для отмены судебных решений судов по этому делу.

По содержанию ст.3899 ГПК, заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей единолично в течение 15 дней со дня его поступления в суд в судебном заседании с вызовом сторон. При рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по ходатайству одной из сторон суд истребует дело из постоянно действующего третейского суда, в котором она хранится.

По ч.3 ст.3899 ГПК, при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных ст.38910 этого кодекса.

Общими требованиями процессуального права, закрепленными в стст.57-60, 131-132, 137, 177, 179, 185, 194, 212-215 ГПК, определено обязательность установления судом при разрешении спора обстоятельств, имеющих значение для дела, предоставления им юридической оценки, а также оценки всех доказательств, по которым суд исходил при решении иска (исследование обоснованности, наличия доказательств, которые подтверждают).

Без выполнения этих процессуальных действий принять законное и обоснованное решение по делу невозможно.

Вместе с тем согласно ст.353 ГПК ВСУ просматривая судебные решения по гражданским делам исключительно по основаниям и в порядке, установленных настоящим кодексом. Согласно ч.1 ст.3602 ГПК дела рассматриваются ВСУ по правилам, установленным гл.2 и гл.3 розд.V этого кодекса, а потому ВСУ не может устанавливать обстоятельства дела, собирать и проверять доказательства и давать им оценку.

Отсутствие процессуальной возможности выяснить действительные обстоятельства дела препятствует ВСУ принять новое судебное решение, а потому дело следует передать на рассмотрение в суд первой инстанции согласно пп. «а» п.1 ч.2 ст.3604 ГПК.

Руководствуясь пп.1, 4 ч.1 ст.355, п.1 ч.1, ч.3 ст.3603, ст.3604 ГПК, Судебная палата по гражданским делам ВСУ

Постановила: 

Заявление ОАО «Сбербанк» удовлетворить частично.

Решение коллегии судей судебной палаты по гражданским делам ВСС от 12.04.2017, постановление Апелляционного суда г. Киева от 2.11.2016 и определение Голосеевского районного суда г. Киева от 26.09.2016 отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление ВСУ является окончательным и может быть обжаловано только на основании, установленном п.3 ч.1 ст.355 ГПК.