//На что адвокату стоит обращать внимание при ходатайствование о проверке аудиозаписи

На что адвокату стоит обращать внимание при ходатайствование о проверке аудиозаписи

Оригинал. Дубликат. Копия

Защищая клиента, адвокаты часто сталкиваются с необходимостью проведения фоноскопической экспертизы. Однако немногие из них способны отличить дубликат от копии, а еще меньше знают, как сделать аудиозапись пригодной для последующего исследования.

Нацеленность на результат

Учебники определяют судебную фоноскопическую экспертизу как процессуальное действие по проверке соответствия и достоверности записанной на фонограмме информации, которая имеет значение доказательства. Но мало кто из юристов понимает, каким образом должны быть оформлены фонограммы. Секретами того, как идентифицировать лицо по записи, выявить монтаж, установить записывающее оборудование и метко сформулировать вопросы эксперту, с юристами во время лекции, организованной Ассоциацией юристов Украины, поделился исследователь Александр Круть.

По его мнению, первое, на что имеет взвесить адвокат, рассматривая возможность проведения фоноскопической экспертизы, – это очень малое количество специалистов, способных провести такое исследование. В столице и области, по словам докладчика, таких специалистов только 2. Один работает в государственном учреждении, другой – в частном секторе. Поэтому, строя стратегию защиты с привлечением результатов экспертизы, адвокаты учитывать длительность процесса. Возможно, целесообразнее отказаться от исследования фонограммы и найти другие аргументы в пользу подзащитного.

Что адвокат должен знать о такой экспертизе? Во-первых, методики проведения фоноскопической экспертизы в Украине нет. Последняя методика, которая основана на исследованиях ученых из РФ, датированная 2013 А во-вторых, именно от активности и осведомленности защитника будет зависеть результат исследования.

Что исследовать?

Итак, изучая теорию фоноскопической экспертизы, юристы должны учитывать следующее. В общем звукозаписи делятся на аналоговые и цифровые. Под аналоговыми понимают фиксацию на кассеты, которые многие в молодости перематывал с помощью карандаша. Характерными признаками аналоговой записи является его непрерывность во времени, а также то, что любые манипуляции с ним – наложение, смешивания, монтаж – сразу бросаются в глаза. Говоря о аналоговый запись, специалисты имеют в виду оригинал или копию.

С цифровой записью все сложнее. Сама по себе фиксация происходит путем нарезки звуков и присвоения им цифровых значений. При этом в файле с записью отображается служебная информация, индивидуальная для каждого записывающего устройства. И вот здесь рядом с оригиналом и копией появляется дубликат. Под дубликатом понимают повторное снятие файла с записывающего устройства с сохранением служебной информации.

Если же файл попал в компьютер, а оттуда был скопирован, он не подлежит экспертному исследованию. Конечно, если эксперт не будет полного «родословной» записи, то есть сведений о устройство, на котором он сделан, а также самого устройства для идентификации.

За рубежом существует целая процедура извлечения файлов с аудиозаписью. Записывающее устройство перед началом работы эксперта изымается и опечатывается. В Украине такой практики нет. Поэтому, говорит О.Круть, если правоохранители в качестве доказательства предъявляют фонограмму, адвокату следует тщательно изучить, что именно – оригинал, дубликат или копия – предоставляется суда. Если речь идет о копии, то следует выяснить, имеет ли она «родословную», а также то, как изымался записывающее устройство и не было вмешательств в аудиофайл. Если право-охранники такой информации не предоставят, защитник может поставить под сомнение доказательственное значение записи.

Часто оперативники, заметил лектор, для аудиозаписи используют собственную аппаратуру, а потом «сливают» записи на диктофон, который якобы принадлежит определенному лицу, которая находилась неподалеку и зафиксировала событие. Такую манипуляцию эксперт обнаруживает сразу, и, если правоохранители не предоставят устройства или рабочей информации файла, адвокат обратить на это внимание суда.

Некоторые защитники сталкиваются с тем, что правоохранители не придают записывающего устройства из-за того, что он является «чрезвычайно секретным». Это, убежден О.Круть, неудачная отговорка, ведь эксперт может исследовать устройство на месте расположения. Поэтому упрямство правоохранителей также трактуется в пользу клиента.

Преграды и монтаж

Показательной, по мнению О.Крутя, является международная экспертиза, проведенная во время так называемого кассетного скандала. Впервые украинские специалисты провели цифровую фоноскопическую экспертизу, исследуя записи, предоставленные Николаем Мельниченко, который утверждал, что разместил записывающее устройство в кабинете тогдашнего Президента Леонида Кучмы.

Несмотря на утверждение о наличии нескольких кассет с 300-часовым записи, Мельниченко не предоставил никакой. А потом экспертам в руки попали флэш-карты с записью, которые были приобретены в США гораздо позже, чем была сделана запись. При таких условиях, убежден специалист, провести исследования было невозможно. Хотя руководители одной из международных экспертных групп, возглавляемой представителями США, заявили об обратном и даже 

Украинские же исследователи, помимо многочисленных препятствий, обнаружили следы монтажа.

К слову, само понятие «монтаж» в разрезе фоноскопической экспертизы является достаточно интересным. Так, монтажом можно понимать как технологические вмешательства специалиста (т.е. удаление или перестановка отдельных фрагментов, искажение звука), так и действия оператора. Если тот, кто производит запись, периодически выключает устройство, пропуская «куски» разговора, это тоже воспринимается как монтаж. Если эксперт обнаружил нечто подобное, адвокат должен обратить на это внимание суда.

Узнать по голосу

Вместе с тем, имея на руках сомнительную аудиозапись, его владелец может попытаться идентифицировать лицо по голосу. Правда, здесь, говорит О.Круть, также есть нюансы. Например, мало кто знает, что большинство доступных широкой публике устройств (телефонов, планшетов, диктофонов) записывают не голос или другие звуки, а их эквиваленты, заложенные в книгу кодов. Поэтому, слыша запись, сделанная на цифровое устройство, мы слышим коды самого устройства. Поэтому вопрос о том, принадлежит ли голос конкретному лицу, некорректно, а ответ на него заранее будет отрицательной.

Итак, поднимая вопрос идентификации, запрашивающий должен выяснять принадлежность не голоса, а языка, устанавливается за 2 параметрам – физическим и лингвистическим. К физическим параметрам относятся скорость, громкость и тому подобное. Однако специалисты соглашаются, что физические параметры имеют свойство изменяться в зависимости от состояния человека: болезни, алкогольного или наркотического опьянения, эмоционального состояния и т.

В свою очередь, лингвистические параметры, то есть то, как говорит человек, какие слова и обороты речи она принимает, являются постоянными, а значит, лучше подходят для идентификации. Но стоит помнить, что для идентификации нужный материал для сравнения, то есть запись свободной беседы лица продолжительностью не менее 5, а лучше – 10 мин. Если такого записи нет, об идентификации не приходится. Учитывая это О.Круть поделился секретом: разговаривая по телефону или с малознакомыми людьми, следует быть немногословны. Он порекомендовал адвокатам дать клиентам такую ​​же совет.

В итоге О.Круть отметил, что адвокаты должны шире смотреть на возможности фоноскопической экспертизы, если ее результаты могут помочь клиенту, и трактовать любые сомнения в пользу последнего.

Автор: Екатерина Беляева

Источник: zib.com.ua